17 декабря
Третье воскресенье Адвента

см. календарь

Обратная связь

mail@apologia.ru

Отправить сообщение

✝ Απολογία.ru

Из книги: свящ. кн. А. Волконский «Католичество и Священное Предание Востока» (Париж, 1933).*

0
0

Глава 8. Непорочное зачатие Пресвятой Богородицы

§1. Понятие о догмате Непорочного Зачатия
§2. Тексты
§3. Учение о Непорочном Зачатии в древней Руси
§4. Возражения против догмата Непорочного Зачатия

Вывод (к гл. III-VIII)

Греко-российская церковь отрицает Непорочное Зачатие Пресвятой Богородицы. А между тем догмат этот – логически неизбежное следствие двух других догматов, тою же церковью исповедуемых; а именно: догмата падения рода человеческого в лице его прародителя Адама и догмата вочеловечения Сына Божия-Искупителя от Приснодевы Марии.

§ 1. Понятие о догмате Непорочного Зачатия

Грехопадение Адама (заключавшееся в ослушании воли Божией) лишило его тех сверхъестественных даров, коими Бог по благости Своей наделил его человеческое естество. Лишенный их, Адам и потомство породил лишенным этих даров; кроме того каждый человек рождается с неким изъяном в своей природе в сравнении с той совершенной природой, которая была дарована Адаму и Еве при их сотворении. Лишение сверхъестественных даров и изъян в естественной природе и составляют первородный грех каждого человека.

1. Если Богородица не изъята из общего закона наследственности, то значит и она родилась в первородном грехе. Спаситель же был истинный человек, Он принял на себя все свойства человеческой природы (кроме греха); следовательно Он, по закону этой природы, питался в утробе матери от ее кровей, от ее естества. Если Богородица родилась в первородном грехе, то, значит, Спаситель – Бог, сама Святость! – питался от греховной природы!

2. Грех, даже грех первородный, делает человека рабом дьявола. Если бы грех коснулся Пресвятой Девы и остался бы на ней, то Спаситель был бы сыном рабыни его. Если предположит, что она была освобождена от греха по рождении (например, перед Благовещением или при зачатии Спасителя), то все же Спаситель был бы Сыном бывшей рабыни дьявола.1

Сего, очевидно, быть не могло, и чтобы сего не было, Господь, во имя имеющего воплотиться от нее Бога Сына, освободил ее от унаследования первородного греха. Это отсутствие греховного начала в той, утроба которой от века была предназначена принять, носить и родить Сына Божия, должно быть абсолютным: не могло быть ни одного мгновения в жизни будущей Матери Божией, когда она не была бы свободна от адамова греха.

Догмат Непорочного Зачатия Пресвятой Богородицы и исповедует, что с первого мгновения соединения души Пресвятой Девы Марии с ее будущим телом она была непричастна первородному греху.2

3. пресвятая Дева имела сверхъестественное благодатное предназначение – стать Матерью Бога; природа ее и получила сверхъестественную благодатную силу для осуществления сего материнства.

Бог Отец уготовал для прародителей земной рай; не приличествует ли, чтобы Он приготовил достойное обиталище для Своего Сына, Искупителя? Бог Сын оградил род человеческий от рабства дьяволу и освятил св. Иоанна в утробе его матери; не приличествует ли, чтобы Он оградил Свою мать от власти врага и излил на нее еще большую благодать, чем на Своего Предтечу? Не приличествует ли, чтобы Бог Дух Святой охранил невесту Свою, да не будет Неневестная ни одно мгновение бытия своего запятнана прикосновением греха?

Отрицающие этот догмат обыкновенно не отдают себе ясного отчета, в чем он состоит. Одни думают, что он касается чудесного зачатия Спасителя Пресвятою Девою; другие утверждают, будто католики учат о безсеменном ее зачатии. Поэтому нелишне пояснить, о каком зачатии идет речь.

Зачатие плоти Пресвятой Девы ее родителями совершилось по общему всем людям закону естества. Сверхъестественное же воздействие Бога сказалось в момент сотворения ее души и соединение таковой с плотью. Не допуская ни на миг пребывания Св. Девы под проклятьем и под властью дьявола, Творец в этот первый, неведомый момент (соединения души и плоти) наделил ее обильными дарами Св. Духа. То благодатное освобождение от первородного греха, которое мы получаем при Св. Крещении, было даровано Богородице с первого мгновения ее существования.

§ 2. Тексты

Догмат этот был провозглашен лишь в 1854 г. «Явное новшество», – говорят противники этого учения. Действительно, провозглашение вызвало протест. Явление обычное: когда III-ий Вселенский собор провозгласил, что Приснодева Мария – «Богородица», это тоже было «новшеством», и для несториан открылась возможность добавить еще одно обвинение против Истинной Церкви.

На Западе крепко держится мнение, которое видит первое основание для Догмата Непорочного Зачатия в тексте книги Бытия: «И вражду положу между тобою (змием) и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (3,15). В силу этого обещания между дьяволом и «Женою» должно быть состояние вражды; «Семя Жены» – Сын – восторжествует (поразит в голову); восторжествует и «Жена» тем, что родит Искупителя.

Это толкование текста основано на латинском его переводе, где сказано не «оно» (семя) будет поражать, а «она» (жена). Который перевод вернее неизвестно. Как мы видим, и при чтении «оно» смысл текста вероятнее всего относится к Богоматери («семя жены»). Для некатолика сила такого толкования относительна. Но важно, что оно существует с IV-го века несомненно, а может быть даже со II-го. Следовательно, догмат и для некатолика твердо обосновывается на весьма древнем Священном Предании.3

Западные богословы древности говорят о Святой Деве как о непричастной греху. Св. Августин желает, чтобы она была исключаема всякий раз, когда речь идет о грехе.4 Св. Максим, еп. Туринский (V-го века), пишет, что ей дарована благодать изначальная (originalis), тогда как мы запятнаны первородным грехом.5 Из подобных текстов можно вывести, что Богородица, как непричастная греху вообще, непричастна и греху первородному; но у св. Пасхалия Радберта († 865) находим и прямое исповедание того, что Святая Дева освобождена и от первородного греха.6

Восточные отцы церкви и древняя восточная литургика применяют к Святой Деве многочисленные эпитеты, выражающие высшую степень святости и чистоты. Можно было бы привести до 30 таких эпитетов.

Около половины из них отрицательны, как например: ἄμωμος, ἄσπιλος, ἀμόλυντος, πανάμωμος и пр., что значит: незапятнанная, непорочная, всенепорочная...; другие – положительны, например: ἀγία – святая, καθαρωστάτη – чистейшая, ἡ παναγία, что значит la toute Sainte (говорится вместо имени). Нередки соединения нескольких эпитетов в одно отвлеченное понятие (ἀγνείας τὸ καλλὸς – красота невинности); указывается на превосходство Святой Девы даже над высшими ангелами; она полна Троичной благодати (τριατικῶν χαρίτων πλήρομα); она выше всех, кроме одного Бога (χωρὶς Θεοῦ μόνου πάντων ἀνωτέρα).7

Имеют ли эти выражения силу доказательства в пользу Непорочного Зачатия? Тут могут быть противоположные мнения. Однако отметим:

1. Поучения свв. отцов и литургические тексты наилучшее выражение Священного предания: эти эпитеты свидетельствуют о том, как понималась святость Пресвятой Девы всей Церковью.

2. У отцов учение о святости Приснодевы мало разработано: оно связано с вопросом о первородном грехе, так волновавшем Церковь со времен Пелагия: лучше было не осложнять этого вопроса.

3. Некоторые из этих эпитетов применяются также ко Христу (ἄμωμος – незапятнанный, ἄφθορος, ἄχραντος – непорочный), – такую они выражают абсолютность святости.

4. Ни к кому иному они не прилагаются – ни к св. Анне, ни к Иоанну Богослову, ни к предтече, исполненному благодати еще во чреве матери.

5. Иногда этими выражениями чистота Пресвятой девы противополагается, совместно с чистотою Спасителя, греховности рода человеческого.

6. Эти эпитеты вполне совместимы с признанием непорочности Святой Девы с первого мгновения ее бытия.

7. Напротив, те, кто не прилагает их уже к этому первому мгновению, вступают в противоречие с самими собою. Ибо, во-первых, если, на основании приведенных эпитетов признавать, что Святая Дева изъята из закона общности греха всему роду человеческому в отношении «личного» греха (péché actuel, personnel), то нет основания не признать, что она исключена также из общности греха первородного. Ибо, во-вторых, если она изъята только от личного греха, то нет в ней чистоты абсолютной, а это противоречит смыслу эпитетов.

Изложенное толкование можно было бы усилить, приведя обильные тексты, в коих восточные отцы Церкви пользуются ветхозаветными образами для прославления Богородицы. Ее сравнивают со всем, что было самого святого в Ветхозаветной Церкви: с лестницей Иакова, с неопалимой купиной, скинией, Святым Святых, с Храмом, Сионом, книгой, запечатанной печатью пророка Исаии. Свв. Златоуст, Дамаскин, Георгий Никомидийский, Модест, Ефрем Сирин, Епифаний и др., применяя к Пресвятой Деве эти образы, настаивают на пророческом их значении. Она для Дамаскина «духовный Эдем», «дом Божий,.. духовно блестящее пламенных Серафимов», «живая и разумная скиния Бога» (Λογικῆ σκηνῆ); она «святая девственная земля» (Андрей Критский). «... вот создается, – говорит Иоанн Эвбейский в слове на зачатие Приснодевы Марии, – скиния Давида в зачатии (συλλήψει) и в рождении его дщери». Для Исидора Салоникского природа Святой Девы выше человеческой; для Софрония – природа ангелов выше, но благодать Пресвятой обильнее, чем в ангелах. И не сказал ли архангел Гавриил: «Радуйся, полная благодати» (κεχαριτωμένη, gratia plena)?

Если все эти славословия имеют в виду девственную чистоту тела и мысли, свойственную множеству непорочных дев, то зачем было применять их только к Пресвятой Деве? Не ясно ли, что славословия имеют в виду некое исключительное, недоступное другим людям совершенство святости и чистоты.8

Сошлемся на несколько текстов восточных богословов:

Ориген говорит, что ядовитое дыхание змия никогда Святой Девы не коснулось;9 св. Ефрем Сирин говорит о ней, как о не имеющей какого-либо пятна.10 Св. Иоанн Дамаскин учит: как солнце с момента своего сотворения беспрерывно освещает, так и душа Пресвятой Девы всегда блистала блеском благодати.11

А вот несколько выдержек из богослужебных книг, свидетельствующих, что и на Востоке в древности отдавали себе отчет о сверхъестественном элементе в зачатии Богородицы.

8-го сентября в каноне св. Андрея Критского читается: «Пречистое твое рождество, Дево непорочная, несказанное, и зачатие неизглаголанно, и рождение твое, невесто неневестная...».12 9-го декабря в седальне поется: «Ея же святое почтим зачатие», «преславное зачатие Богородицы светло празднуем»; она именуется «единою непорочною» (значит, хвала воздается не только за девственность или вообще, не только за непорочную жизнь). 9-го сентября поется: «... всенепорочная отроковица родися»; 13-го ноября: «Порока в тебе и скверны несть отнюдь, Дево, обитель же паче явилася еси небесных благостей...»

Ее называют «единой чистой и нескверной», «честнейшею херувим и славнейшею без сравнения серафим». Она, значит, святее всякой другой твари, даже высших из бестелесных духов. Так как добрые Ангелы никогда никакому греху не подвергались, то Приснодева не была бы ни честнее, ни славнее их, если бы была подвержена первородному греху.

Итак, когда восточная церковь желает показать степень святости Божией Матери, церковь применяет прилагательные, которые Иначе относятся к Богу («Пресвятая Троица», «Пречистое Тело»); когда же хочет указать на отсутствие в Богородице греха, то сочиняет для сего особые слова, чтобы выразить абсолютность этого отсутствия. Если бы при зачатии своем Пресвятая Дева была причастна греху, то этой абсолютности не было бы. По-латыни говорят: «im-maculata», «не-запятнанная»; мы говорим «не-порочная», даже: «пре-не-порочная». Разве это не то же самое?

Мы должны заключить:

1) Текстов, прямо указывающих на Непорочное зачатие у восточных отцов Церкви (как и у западных) почти13 не находится;

2) Но признание Непорочного Зачатия приведенным текстам и эпитетам не противоречит;

3) Мало того, это признание вытекает из них с логической необходимостью и подтверждается богослужебными книгами Восточной Церкви.

§ 3. Учение о Непорочном Зачатии в древней Руси

В древней Руси почитание Зачатия Богородицы существовало: в 1196 г. во Владимире на Клязьме заложена «церковь зачатия Святой Богородицы».14

В южно-русской церкви в XVI-XVIII веках исповедание учения Непорочного Зачатия было повсеместным. Так учили, например, игумен Иоанникий Голятовский,15 архиепископ Черниговский Лазарь Баранович,16 Феодосий Черниговский, Антоний Радзивиловский, Варлаам Ясинский Стефан Яворский. Профессора киевской духовной академии, основанной для борьбы против католического влияния, клятвенно обязывались защищать это учение, а студенты учреждали общества в честь Непорочного Зачатия Богородицы.17 Иннокентий Поповский, ректор академии с 1704 г. по 1707 г., пишет «Восточная Церковь признает, что Блаженная Дева была непричастна греху. Это учение укрепляется еще более тем, что его защищает сама Западная церковь. Ибо хотя Западная Церковь и гоняется за всякими новшествами, однако по отношению к этому догмату вполне сходится с Восточной Церковью». Это общее Востоку и Западу учение было в Киевской академии прекращено распоряжением митрополита Московского в начале XVIII века.

Свидетельство этих фактов стараются устранить тем, что Киев находился под западным влиянием. Но и в Константинополе, и в Москве до XVII века держались того же учения.

В Греческой церкви первый стал отрицать Непорочное Зачатие Никифор Ксантопуло в первой половине XIV века; он высказал свое мнение с большой опаской, как личное, быть может, и ошибочное: явное указание, что оно шло вразрез с общим мнением.18 Затем находим то же отрицание у Исидора Глабаса († 1397); но здесь оно, вероятно, позднейшая вставка переписчика, ибо не согласуется со всем контекстом.19 Прошло почти три века и только тогда вновь находим отрицание догмата у константинопольского Патриарха Митрофана Критопуло († 1639), ученика протестантов.20

В Московской Руси колебания по вопросу о Непорочном зачатии начались при Патриархе Никоне под влиянием книги «Скрижаль», присланной ему Паисием, Патриархом Иерусалимским. Автор ее, грек Иоанн Нафанаил, написал ее, живя на Западе, где в Англии и в Германии учился в протестантских университетах. Патриарх Никон имел неосторожность издать ее перевод (1656).

Книга вызвала горячую отповедь Лазаря, называвшего суждения «Скрижали» о Богородице21 хулою на нее. Возражал против «Скрижали» и Никита Пустосвят (суздальский священник Добрынин). Ввиду предстоявшего Московского собора (1666 г.) он отправил царю Алексею Михайловичу челобитную, в которой читаем: «а пренепорочная Владычица наша Пресвятая Богородица... прародительныя скверны не имела: еще бо ей во чреве сущи матерни освященне и Богу в жилище преуготованне...» Всячески усиливаясь доказать истинность этого положения, Никита заключает: «и по сим, великий Государь, свидетельствам и младенцам разумно есть, что Пресвятая Дева прародительныя скверны не имела».

Ни о каком западном влиянии тут речи быть не может: Никита, как раскольники вообще, считал что Никон латинствует; в своей челобитной он защищает восточную веру; отстаивая догмат Непорочного Зачатия, он ссылается на учения только греческих святых (Андрея Критского, Тарасия Константинопольского22 и примеры о чудесах, бывших при рождении святых или во время нахождения их в утробе, берет только из сказаний о восточных святых.

По вопросу о том, с какого момента Пресвятая Дева была ограждена от греха, мысль Никиты не ясна; оно и понятно, – учение Церкви о моменте, когда душа соединяется с плотью, ему не могло быть известно. Но: 1) он верил, что первородный грех Пресвятой не коснулся; 2) обратное учение считал ересью; 3) свою веру исповедовал не под влиянием Запада, а в силу предания Восточной церкви. «Как бы нам не прогневать Богородицы» (держась учения «Скрижали»), заключает он свои рассуждения.23 Приведенная цитата помещена также в книге Каптерева «Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович», том II, стр. 42. Том этот был запрещен Победоносцевым. Так скрывалась истина от несчастного русского народа даже XIX веке; в XVII-м же произошло следующее.

Собор 1666 г., ознакомившись с челобитной Никиты Пустосвята, решил, что надо его опровергнуть. Работу эту возложили на грека Паисия Лигарида, жившего в Москве с 1662 г. Но Лигарид, дойдя в своем опровержении до столбца о Непорочном Зачатии, стал защищать взгляды Никиты. Тогда собор поручил написать опровержение и на Никиту, и на Лазаря Симеону Полоцкому. Книга его «Жезл правления» была собором 1666г. одобрена. На следующий год на соборе присутствовали патриархи Александрийский и Антиохийский; книга была одобрена вторично. В этой книге Симеон Полоцкий высказывал относительно Непорочного Зачатия те же взгляды, что и Никита и Лигарид:

«... той же Ея чистоте и святости нецыи присмотрящеся, не усумневаются глаголати: яко ниже прародительному греху подлежаше: имже и Православная Церковь видится согласовати, поющи в день рождества Ея сице: поем святое твое рождество: чтим и непорочное зачатие твое, невесто богозванная, песнь 6. И в день Введения Ея в церковь Господню в седалне по 2-ой стихологии сице: прежде зачатия освятися Богови, и рождьшися на земли, дар принесеся Ему».24

В позднейшей книге Симеона Полоцкого «Вечеря Душевная» (1683) читаем:

«Пречистая Дева Мария чиста есть... яко свободная от всякия вины греховныя, от всякого порока душевнаго, чиста от греха, иже волею Адамлею содеяся, и в нас чрез рождения приходит, и именуется грех первородный. И того бо, по неким умствованию прежде зачатия си очистися. Яко же церковь воспевает: Прежде зачатия чистая... (и т. д., см. выше). По иным же абие при самом зачатии: По всем богословам: родися свята, чиста и непорочна».25

В первом издании Четьи Минеи (издание это – труд еп. Дмитрия Ростовского, святого Русской Церкви) находится то же учение В Четье Минеях, изданных митр. Макарием в 1904 г., сохранился следующий красноречивый текст на 9-ое декабря, «егда (св. Анна) зачатъ Святую Бцю».

«... днесь спасению нашему начаток зачинается и плодится во оутробе праведныя Анны... сею бо разрешишася узы Адамовы, сею мир (sic) о прелести свободися... днесь праздноуим день честно зачатие Госпожа (sic) нашея Пречистыя Владычица Бца, тем же в Церкви ея радостно тецем... с радостию празднующе честное зачатие Пресвятыя Гжа Бца».

Текст этот восходит к XII-XIII веку!26

Но протестантски настроенные греки, между прочим прибывшие в 1685 г. в Москву братья Лихуды, продолжали свое дело, и пересилили. Наименее культурная часть московского духовенства и правительственной среды приняла протестантское учение, проникшее к нам через Грецию, за голос древнего Восточного православия: Московский собор 1690 г. по приказанию Патриарха Иоакима повелел сжечь все сочинения, защищающие Непорочное Зачатие. Учение Дмитрия Ростовского было из последующих изданий Четьи Минеи распоряжением того же Патриарха Иоакима вычеркнуто!

Нельзя придавать решающего значения тому обстоятельству, что догмат был запрещен местной высшей церковной властью. Люди, отрицающие папскую безошибочность, не могут, очевидно, считать безошибочным решение Патриарха Московского, как такового. Дело, сводится, значит, к доверию к Патриарху, как к личности; но ценность ее в данном случае ничтожна, даже отрицательна.

Иоаким, по свидетельству современников, был человек невысокого духовного уровня, к тому же малограмотный, а в богословии полный невежда. Когда его покровитель М. Ртищев хотел, по поручению царя Алексея Михайловича узнать, какой он «веры», то будущий патриарх ответил: «аз-де не знаю ни старыя веры, ни новыя, но что велят начальницы, то и готов творити и слушати их во всем». «И Михаил сказал се Царю и по сем постави его в Чудов монастырь архимандритом».27 Так на горе Русской церкви началась карьера Иоакима, бывшего Патриархом целых 17 лет (с 1673 по 1690 г.)

XVII-ый век дал Русской церкви целую плеяду недюжинных богословских умов: Сильвестра Медведева, Лазаря Барановича, Иннокентия Монастырского, Симеона Полоцкого, Дмитрия Ростовского, Стефана Яворского. Никоновская реформа глубоко всколыхнула богословскую мысль всех, кто был близок церковной жизни. Но придушив исповедание светлого догмата, облегчив произрастание на Руси протестантских семян, невежественный Патриарх Иоаким придушил на целую сотню лет и самостоятельную мысль в русской богословской науке. 28

Власть Патриарха была однако бессильна против учения старообрядцев: они до сих пор признают этот догмат. Катехизис Белокриницкой церкви, изданный в половине XIX века, исповедует это учение, как обязательное. 29

Мы много раз подчеркивали, что истинность или ложность учения вполне независимы от соображений патриотических. Но те, для кого истина заключается в верности «вере отцов», должны бы – если желают быть последовательны – признать догмат Непорочного Зачатия истиной: приведенные выписки неопровержимо свидетельствуют, что учение это было неизменным верованием дониконовской Руси.

§ 4. Возражения против догмата Непорочного Зачатия

Что противопоставляют всем вышеприведенным доводам и свидетельствам Вселенской Церкви те, кто отрицают догмат?

1. Самым веским возражением считают они слова Приснодевы: «... возрадовался дух мой о Боге, Спасителе моем». Если, говорят, Спаситель и ее «Спаситель», то, значит, Он и ее искупил, значит, и она была в грехе. Толкование ошибочное, ибо благодатное изъятие от адамова греха даровано было ей не ради ее самой, а ради имевшего родится от нее Сына Божия. Это ради Него и силою Его будущих заслуг расступился перед ней поток проклятия, заливавший весь род человеческий; это Он спас Мать свою от жала змия. А потому, и пренепорочно зачатая, она безошибочно исповедует Сына Спасителем своим. Такое толкование в полном соответствии с текстом, коим Папа Пий IX провозгласил догмат Непорочного Зачатия. Булла «Inefabilis Deus», 8 дек. 1854 г. гласит:

«Объявляем, выражаем и определяем, что учение, которое содержит, что блаженнейшая Дева Мария была в первое мгновение своего зачатия, в силу исключительной благодати и (исключительного) изъятия (privilegio), сохранена – в виду заслуг Иисуса Христа, Спасителя рода человеческого, – нетронутою (immunem) от всякого пятна первородного греха (culpa), – (что это учение) богооткровенно и посему должно быть твердой и постоянной верой всех верных».

2. Другое обычное возражение против догмата Непорочного Зачатия заключается в следующем: «Освобождение от первородного греха, – говорят некатолики, – сделало бы природу Богородицы чем-то большим, чем человеческая природа; тогда Сын ее имел бы естество сверхчеловеческое, что нарушило бы все христологические догматы, так как Христос не только истинный Бог, но и истинный человек».

Нетрудно показать ошибочность этого возражения.

Отсутствие первородного греха не исключает подлинной человеческой природы. Ведь и Адам был сотворен без первородного греха.

Богословие различает в Адаме природу естественную и сверхъестественные дары, поднявшие его выше его природы; их он лишился вследствие грехопадения. Нас интересует здесь его естественная природа. Она сотворена была безгрешной. Освобождение от греха есть поэтому восстановление человеческой природы в первоначальном ее совершенстве. Адам был при сотворении совершенным человеком; Богородица – совершенный человек, и Сын ее – совершенный человек.

Будучи совершенным человеком, Спаситель, однако, ради нашего искупления принял на себя последствия первородного греха: способность страдать и умереть. Те же последствия присущи были Богородице, соискупительнице* рода человеческого.

Воздав добровольную дань человеческой немощи, Спаситель потом восторжествовал над ней Своим Воскресением и Вознесением. Так и Богородице дано было восторжествовать над последствиями адамова греха: смерть ее (Успение) была кратковременна; пресвятое тело ее воскресло и было вознесено на Небо.30

3. Третье возражение, нередко выставляемое против догмата Непорочного Зачатия, заключается в утверждении, будто такое зачатие уменьшает личные заслуги Богородицы. Так могут говорить лишь незнающие учения о благодати.

Благодать – дар Божий; он никем заслужен быть не может. Получение его сразу повышает весь духовный уровень человека, – но свободной воли не отнимает. Благодать – капитал, дарованный человеку; принести проценты он может только при содействии человеческой воли. Например, человек жил в плотском грехе, – вдруг глаза его открылись на греховность его жизни; этого не может случиться без воздействия благодати, но от его воли зависит, пойдет ли он по пути, освещенному благодатным лучом, или в темноту. Для первого надо немедля порвать с прошлой жизнью, надо решиться на десятки лет борьбы со своею плотью; после первых радостей ощущенной благодати придут сомнения – надо не поддаться им, а то отнимется и то, что «мнится имети»; надо духа не угашать, надо ежедневно, ежечасно проявлять верность своему решению... Все это область воли, облагороженной благодатью; и так как нельзя воздержаться от греха, не сделав положительный акт добра (молитва, решение, действие...), то все это – ступени на восходящем пути. Каждый шаг на нем – заслуга. Правда, ни одна заслуга не достижима без нового воздействия благодати, – благодать нарастает, – «благодать возблагодать»; но и без приложения воли никакая заслуга невозможна. Велик должен быть свет, чтобы родилось желание отдаться служению прокаженным; но одного желания мало: надо его осуществить и до смерти осуществлять. Сказанное верно и для высших ступеней духовной жизни: пред чудотворцами, пред удостаиваемыми мистических видений всегда остается обширное, безграничное поле для борьбы и заслуг: надо сохранить смирение, надо мирится с ничтожностью земной жизни, с ничтожностью, с немощью собственной природы, столь жалких, «обидных» в глазах того, кто слышал «глаголы, их же не лет есть человеку глаголати».

Непорочное Зачатие Богородицы, не отняв у нее свободной воли, оставило и ей бесконечную область для заслуг. Велика заслуга ее дивных ответов Архангелу Гавриилу, ее смиренного подчинения церковным законам, установленным для грешных людей... Она знала, что рожденный ею – Бог и что Он предназначен на страдания; она ждала наступления этого страшного часа; никто лучше ее не понимал высоту человеческой души Спасителя и глубину Его страданий от зла; никто лучше ее не видел тонкость телесной Его природы и не понимал, как ужасны должны быть Его муки. Она видит все, сострадает Сыну, соучаствует в Его искупительной жертве и, как Он, в покорности «не отверзает уст своих». И когда Он покинул землю, она покорно несет бремя земной жизни... Неужели тут недостаточная область для приобретения заслуг и Непорочно Зачатою?31

Итак, освобождение от первородного греха, очевидно, не есть заслуга Богородицы, – это дар Всемогущества и Всеблагости Божиих. Дар этот не отнял у нее свободы воли; заслуги ее не в первоначальной свободе от греха, а в дальнейшем волевом отрицании всякого несовершенства, в непрерывном восхождении ее с одного уровня совершенства на высшую ступень его, пока в совершенстве своем она не поднялась превыше всякой твари Господней.32

Из всех «отрицаний» Греко-российской церкви отрицание догмата Непорочного Зачатия как-то особенно обидно, от него особенно больно. Почему не желают признать полноту святости той, которая была Матерью Божией? Или Бог бессилен излить благодать на кого хочет, и в той мере, в которой желает? Или Пресвятая Дева была неспособна вместить эту благодать, – она, вместившая Бога? Почему отказывают ей в «пресвятости», наперекор логике, текстам, песнопениям своей же церкви, прошлому своей же страны? Почему? Только потому, что пришлось бы признать правоту Рима? Не гордыня ли это?

Да что логика и тексты, когда сама Богородица подтвердила истинность догмата. Не прошло и пяти лет после его возвещения, она явилась девочке... «Кто ты?», – спросила девочка у дивного видения. «Я Непорочное Зачатие», – был ответ. Всю дорогу до дому повторяла девочка непонятные ей слова, чтобы не забыть их. Мудро, осторожно действовала Церковь, и только убедившись в правдивости рассказа признала подлинность видения. С тех пор, вот уже 75 лет, Богородица подтверждает истинность догмата: как бы в благодарность за признание единственно ей дарованной благодати, она изливает чудодейственную милость свою на тысячи страдальцев. Это происходит на глазах у всего мира; врачи всех народов и всех исповеданий, врачи – бывшие атеисты, свидетельствуют чудесность исцелений. Конечно, и видевший чудо своими глазами может, как Э. Золя, отвернуться и уйти в раздражении, и написать потом клеветнический роман о Лурде. Но то Золя, а вы, служители алтаря, неужели вам не ясно, что в каждом лурдском чуде Владычица Небесная говорит: «Я воистину непорочно зачата».33

Вывод

Из рассмотрения католических догматов, кои Греко-российская церковь отрицает, следует с полной несомненностью:

1) что эти католические догматы в согласии со Св. Писанием и Св. Преданием;

2) что они ни в малейшей мере не противоречат учению Вселенской Церкви времен первых семи Вселенских Соборов;

3) что они являются естественным развитием соответствующих учений того же периода;

4) что, напротив, отрицание их стоит в прямом противоречии с древним церковным преданием также и самих восточных церквей.

Последний пункт очевиден, ибо разве не явно противоречие:

а) Между положением: «Дух Святой от Сына не исходит» и словами, например, св. Епифания: «Дух Святый, исходящий от Сына»?

б) Между утверждением новейшего православия, что св. Петр верховный апостол только в смысле почетного звания, и текстами Иоанна Златоуста, например: «... правление Вселенской Церкви поручил ему», «... вручил ему вселенную», «... предстоятель всей вселенной, основание Церкви»?

в) Между отрицанием чистилища и молитвой за умерших? Между этим отрицанием и словами восточных свв. Отцов Церкви Василия Великого (см. стр. 387) или Григория Нисского.

г) Между отрицанием папского главенства и тем фактом, что папы через легатов председательствуют на Вселенских Соборах; что папа объявляет собор, созванный как поместный – Вселенским (II-ой), а собор, считавший себя вселенским – «разбойничьим»? Между этим отрицанием и словами св. Феодора Студита: «если кто дерзнет составить Собор без папы, то такой Собор православным быть не может»?

д) Между отрицанием Непорочного Зачатия Богородицы и словами Иоанна Дамаскина, что «душа... Пресвятой Девы всегда блистала блеском благодати»? Между этим отрицанием и богослужебными песнопениями о «пренепорочной», существованием на Руси церквей «Зачатия Богородицы», учением первого русского издания Четь-Миней, а равно учением о Непорочном Зачатии на юге России в течение свыше полувека и существованием этого догмата у таких «любителей старины», как раскольники?

е) Между отрицанием безошибочности Папы и подчинением древнего Востока догматическим определениям Римского епископа, объявленным до созыва Собора? Между этим отрицанием и тем фактом, что православные и еретики Востока, как к последнему судии в богословских спорах обращались к Папам? Или между этим отрицанием и восклицанием Отцов IV-го Вселенского Собора: «Анафема тому, кто не так верует: Петр через Льва так вещал»?

Истинность учения определяется его соответствием тому, что Бог открыл нам про объективную Истину. Истина неизменна, едина, – значит истинным учением может быть только учение в своей сущности неизменное, себе не противоречащее. Таково, мы видели, учение Католической Церкви и в «спорных» догматах.

Восточные церкви, отрицая эти догматы, сами себе противоречат. Нельзя быть православным и тогда, когда признаешь главенство Петра, и тогда, когда его отрицаешь. Надо выбирать между православием Иоанна Златоуста и православием... прот. Сахарова. Мы, католики, выбрали Иоанна Златоуста. Наше православие – православие Златоуста, Василия Великого, Максима Исповедника – православие первых семи Вселенских Соборов. Наше православие более всего сказанного – оно есть безусловное повиновение учению Христа, которое нам преподано Христовой же Церковью.

То, что вы называете «изменой православию», в действительности – возвращение к подлинному, исконному православию, к той вере, которую исповедовал и Восток до Фотиева раскола.

1. На это Греко-российские богословы отвечают, что по всемогуществу Своему Бог мог освободить Богородицу от пятна бывшей рабыни. Но богословие учит, что всемогущий Бог не может сделать бывшее не бывшим: это было бы отрицанием бытия и в конечном выводе – Самоотрицанием, ибо все существует волею или попущением Божиим. назад

2. См. также текст буллы 1854 г. назад

3. По-еврейски слова «оно» и «она» отличаются на письме лишь маленькой черточкой. В древнейших сохранившихся списках Торы стоит «оно», но эти списки X-го века, тогда как первый латинский перевод Библии II-го века. Имеются основания думать, что в нем стояло «она» (ipsa); во всяком случае в переводе IV-го века (св. Иеронима) сказано «ipsa». Кто прав, еврейские ли списки X-го века или переводчик IV-го (II-го) века, вряд ли кто решит.
Заметим, что из контекста следует, что Господь Бог имел в виду жену, ибо сказанное змию (ст. 14 и 15) было сказано по поводу поступка жены, причем Господь обращался к Еве (ст. 13 и 16). назад

4. S. Aug. «De nat. et grat.», c. XXXVI. «Eccepta sancta Virgine Maria, de qua propter honorem Domini, cum de peccatis agitur, nullam habere volo quaestionem». назад

5. S. Maximi Taurinensis homil., 5. «De natali Domini». «Idoneum plane Maria Christo habitaculum, non pro habitu corporis, sed pro grazia originali». назад

6. S. Paschalius Radbertus, «De partu Viriginis», I (Ml 120, 1371). «... constat ex auctoritate Ecclesiae, quod nullis, quando nota est, subjacuit delictis, necque contraxit in utero sanctificata originale peccatum» (p. 1371). «... Nunc autem, quia ex auctoritate Ecclesiae veneratur (ejus nativitas), constat, eam ab omni originali peccato immunem fuisse» (p. 1372). назад

7. См. перечисление эпитетов в ст. о. P. de Meester, «Le dogme de l’Imm. Conc. et la doctrine de l’Egl. Grecque» в «Rev. de l’Or.», 1904, pp. 1 ss. et 180 ss.; 1905, p. 57 ss. См. также: P. Passaglia, «De Immac. Deiparae S. V. Conceptu». назад

8. Тексты и изложение учения восточной церкви о Святой Деве см. в 3-ей части названной статьи о. de Meester’а. назад

9. Ориген (?), см. Perrone, «De Immac. Conc. V. B. M. cap. X, (Maria) neque persuasione serpentis decepta est, neque ejus afflatibus venosis infecta». назад

10. Св. Ефрем. «Or. ad sanct. Dei genitr.» Oper. gr., t. III, p. 528, «non enim in te, Domine, labes est, nec ulla in matre tua macula». назад

11. Св. Иоанн Дамаскин, 1-я бес. на Успение Богородицы. назад

12. «Минея праздн.», М., синод. тип., 1901, песнь 5-я. Текста из 4-ой песни, равно текста из беседы на Рождество Пресвятой Богородицы, по-славянски привести не можем за неимением под рукой творений св. Андрея Критского. По-гречески тексты эти приведены у M. Rouët de Journel, «Enchiridion Patristicum», ed. 4. №№ 2336 b и 2336 a. назад

13. Говорим: «почти», ибо тексты свв. Пасхалия, Андрея Критского и Германа Конст. (см. «Enchir. Patr.», № 2336 c) такое указание содержат. назад

14. Татищев, III, 319. назад

15. «Ключ разумения», Киев, 1639, стр. 172. назад

16. «Трубы словес», Киев, 1684, стр. 99 и след. назад

17. Вишневский, «Киевская Акад.», Киев, 1903, стр. 227 и след. назад

18. «Dict. de Th. Cath.», t. VII, l, col. 949-950. назад

19. «Dict. de Th. Cath.», t. VII, l, col. 949. назад

20. В книге «Omologia etc.», ed. Weissenborn: «Appendix librorum simbolicorum Ecclesiae Orientalis», Iena, 1850, p. 176-179. Другие греческие авторы, поддерживавшие лжеучение, перечислены в ст. о. Дейбнера «Вера в Непорочное Зачатие в XVII веке на Руси», см. «Благовест», 1930, апрель-сентябрь. назад

21. Никита Пустосвят приводит из «Скрижали», как хульные, следующие строки: «... Святому Духу пришедшу на ню, и очистившу словом Архангела Гавриила. Зане скверна прародительная бяше в ней» («Мат. по ист. раскола», т. IV, 39). назад

22. Вот несколько приводимых Никитою эпитетов, кои встречаются у св. Тарасия († 806), когда он пишет о Богородице: «нескверны Слова чертог, девственное цветение, голубица нескверная, ковчег священия», «... давидовем Создателем и Богом сохранена бысть во Свое тому жилище». назад

23. Его челобитная напечатана в IV т. «Матер. для ист. раскола»; о Непорочном Зачатии – стр. 39 и след. назад

24. Приводим слова С. Полоцкого по «Христ. Чт., изд. При СПБ. Дух. Ак.», 1860, стр. 498, статья Нильского «Библиогр. заметки о кн. “Жезл Правления”». назад

25. Приводим выписку по: В. М. К. (Карлов), «Ист. исследования, служ. к оправданию старообрядцев», Черновицы, 1866, т. III, стр. 116. назад

26. «Памятники Славяно-Русской письменности. Великие Минеи Четьи, собр. Всерос. митр. Макарием. Декабрь, Вып. 11, изд. Имп. Археогр. Ком.» М. 1904, стр. 763. Поучение на 9-ое декабря напечатано по списку СПБ. Дух. Ак. № 1324, XII-XIII в., Е. И. Петуховым в «Материалах и заметках из ист. др. рус. письменности», Киев, 1894, стр. 20-21. назад

27. «Мат. по ист. раскола», т. IV, стр. 229. Биографические данные ясно подтверждают нелестные отзывы раскольников об Иоакиме. Приведем только отзывы об его необразованности. Диакон Федор Иванов пишет: «не знал он писания, разве азбуки, ни чина церковного, и не разумел догмат священных отец наших древних, и ныне не знает... и книг святых не прошлец и не читывал» (Там же, т. V, ч. 3, стр. 226, 227). Протопоп Аввакум пишет: «Простой человек Яким-от...», – прибывшие из Рима легко мол надуют его. (Там же, V, ч. 2, стр. 157). Сильвестр Медведев: «... а учился мало и речей богословских не знает». («Чтения в Имп. Общ. Ист. и Древн. Рос.», 1896, кн. 4, стр. 457). Укрывшись с военной службы в Киево-Печерский монастырь, скоро «бежа к Москве», потом к Никону в Новый Иерусалим и тут начал учится грамоте (ему было тогда за 35); потом добился должности келаря в другом монастыре «и нача твердити Псалтырь, чаяся игуменом быти». («Мат. по ист. раскола», VI, 227, 228). назад

28. Светская власть тоже приложила руку к утверждению неправильного учения. Петр Великий приказал перевести на русский язык книгу светского греческого богослова Севаста Климентоса и с тех пор отрицание Непорочного Зачатия начинает преобладать в русских казенных богословских учреждениях. назад

29. Субботин, «Ист. Белокр. священства», вып. 1, М. 1895; Прилож. «Богословие Павла Белокриницкого», стр. 366-367. См. также о. кн. Гагарина «L’Eglise Russe et l’Imm. Conc.», Paris, 1876. назад

30. Вера в Вознесение Пресвятой Богородицы – вера вселенская; она засвидетельствована и в богослужебных книгах Востока. Но вера эта еще не получила догматического признания. Можно предполагать, что провозглашение соответствующего догмата будет одним из актов будущего Вселенского Собора. Послужит ли оно делу единения Запада и Востока или Восток пожелает увидеть в новом догмате папское «новшество»? Кто знает! назад

31. Благодать Непорочного Зачатия не была единственною, данною Богородице; Богородице кроме того было даровано неисчислимое множество благодатей, при помощи которых она содеяла необъятное количество добра. Но все же благодать Непорочного зачатия была чем-то вроде корня для всех последующих благодатей Приснодевы. назад

32. Церковь еще не высказалась окончательно о соотношении благодати и свободы воли. Поэтому допустимы различные доктрины, лишь бы они ни на иоту не противоречили обязательным для верующих учениям также и по другим вопросам. In dubiis libertas. Изложенное здесь соответствует одной из доктрин Католической Церкви. Другая, не менее веская, доктрина еще более подчеркивает совместимость заслуги воли с действием благодати, даже в тех случаях, когда согласно этой доктрине действие благодати непреодолимо. назад

33. Самое полное описание лурдских чудес: L. Cros, «Histoire de N. D. de Lourdes d’après les documents et les témoins», 3 vol., Paris, Beauchesne, 1925-27. Хорошее изложение лурдского явления и событий, последовавших за ним, читатель найдет на русском языке в небольшой книге «Лурдская Богоматерь», СПБ. тип. Бенке, 1906.
Около 30 лет врачи не желали отнестись к лурдским чудесам серьезно. В 80-ых годах д-р Boissarie убедился в истинности их, уверовал и организовал комиссию, выдающую, с величайшей строгостью, свидетельства о научно необъяснимых исцелениях. Теперь в Лурде бывает в год до 3000 врачей. Еще д-р Шарко говорил: «Врач, признающий чудеса – изменник науке». В наши дни правда победила: 1930 г. врач Монье представил в Сорбонну тему на получение доктората: она описывает 4 случая излечения его больных; вывод, что эти излечения – чудеса Божьи. Тема была удостоена почетного отзыва (Dr. H. Monier, «Etude médicale de quelques guérisons survenues à Lourdes: thèse pour le doctorat soutenue devant la Faculté de Médecine de Paris». Подписи ректора и факультета делают из этой книги, как бы официально, признание врачебною наукою истинности лурдских чудес. назад

* Понятие «соискупительница» означает, что Дева Мария, в силу своей исключительной святости и особой связи с Сыном, принимала особое, уникальное участие в событиях Искупления, совершенного, конечно, исключительно Им. Как каждый христианин (и каждый святой), в качестве члена мистического Тела таинственно соучаствует в совершении Христом дела Искупления, так и Пресвятая Дева – причем особым образом, более других святых – но, конечно, это не означает, что она, как и кто-либо из святых или христиан, искупает человечество наряду со Христом – мы, как и Она, лишь соучастники Его уникального спасительного действия (прим. ред.). назад

Комментарии (0)