☺ ⚲

25 июля, Св. Иаков, Апостол
см. календарь

Правда о Католической Церкви

>> авторизация <<

Джеймс Т. О'Коннор.
Церковь Христова и Католическая Церковь

О. Джеймс Т. О'Коннор – священник архиепархии Нью-Йорка, с 1972 г. преподает в епархиальной семинарии св. Иосифа, где в настоящее время занимает пост профессора теологии. Статья "Церковь Христова и Католическая Церковь" была опубликована в январе 1984 года в периодическом издании "Homiletic & Pastoral Review" (Ignatius Press).

До Второго Ватиканского Собора католики обычно защищали – и в этом их поддерживали многочисленные утверждения Магистериума – тезис о том, что они принадлежат к "единой, истинной Церкви", основанной Самим Иисусом Христом. Никейское исповедание веры – "верую в единую, святую, вселенскую [католическую] и апостольскую Церковь" – недвусмысленно подразумевало для них именно ту христианскую общину, которая объединена общей верой и подчинением епископу Рима, преемнику святого Петра.

После же последнего по времени Собора это свойственное католикам чувство самоопределения не раз подвергалось сомнениям и даже отрицалось. Утверждали, что Церковь Христова и Католическая Церковь это не одно и то же. Собор, использовавший оба этих выражения, как говорили, провел различие между ними, указав, таким образом, что они имеют разный смысл. Говоря о сообществе, основанном Самим Иисусом, Собор назвал его "Церковью Христовой", и указал, что "это и есть единственная Церковь Христова, которую мы исповедуем в Символе веры как единую, святую, кафолическую и апостольскую"1. Нигде, однако, не сказано, что эта единственная Церковь Христова и есть Римская Католическая Церковь, или что Иисус основал ту самую историческую реалию, которая известна нам как Католическая Церковь, – во всяком случае, так говорят. Уча, что Церковь Христова пребывает в Католической Церкви, Собор ясно признает право других христианских сообществ именоваться Церквами, авторитетно подтверждая тем самым правомочность давно и широко распространенной терминологии, по крайней мере – по отношению к отделенным Церквам Востока, то есть к восточному православию.

Более того: епископы, участвовавшие во II Ватиканском Соборе, официально признали, что христианские Церкви и общины, отделенные от Католической Церкви, использовались и используются Святым Духом как "спасительные средства" 2 для принадлежащих к ним.

Итак, необходимо признать три факта, касающиеся учения II Ватиканского Собора о Церкви Христовой и Католической Церкви: во-первых – его заявление о том, что Церковь Христова пребывает в Католической Церкви; во-вторых – признание того, что по меньшей мере некоторые из общин, не пребывающих в единстве с Католической Церковью, действительно являются Церквами; в-третьих – утверждение того, что такие Церкви и даже другие церковные общины служат "спасительными средствами" во исполнение Божьего искупительного во Христе замысла. Поскольку детальной экклесиологии II Ватиканский Собор нам не дал, цельную картину его учения дает нам, с учетом этих трех обстоятельств, богословское размышление.

Некоторые авторы представляют ее себе следующим образом. Единая Церковь Христова, основанная Им, ныне сохранилась и существует в различных видах или проявлениях, каждое из которых передает, в большей или меньшей степени, сущностные черты Церкви, задуманной Господом. Ни одно из этих проявлений не может претендовать на эксклюзивное тождество с Церковью Христовой, которая пребывает теперь в качестве некой платоновской идеи, по-разному наполняющей различные формы – общины. То есть, de facto, единая Церковь, основанная Христом, явлена в наши дни как различные и разделенные сообщества, хотя и не обязательно, что во всех них она присутствует в равной степени.

Последствия такого подхода многообразны. Наиболее важным из них можно назвать снижение оценки уникальной роли Церкви как средства и таинства спасения, необходимости таинств и таинственной благодати. Под вопрос ставится подлинность вселенского характера Соборов, проводившихся после того, как среди христиан появились разделения, особенно – Тридентского и Первого Ватиканского. Пострадала и миссионерская активность Церкви, кое-где в теории и на практике сведенная лишь к усилиям, направленным на улучшение преходящего – социального, политического и экономического – положения народов. В упадок пришла работа по обращению нехристиан и по привлечению христиан-некатоликов (в личном порядке) к полноте общения с Католической Церковью.

Я хочу дать на это утверждение ответ

На подобное положение дел Конгрегация вероучения прореагировала изданной в 1973 году декларацией "Mysterium Ecclesiae", в которой, в частности, говорится:

"...Католики обязаны исповедовать, что, по дару Божьей милости, они принадлежат к той Церкви, которую основал Христос и которая управляется преемниками Петра и других апостолов, являющихся хранителями изначальной апостольской традиции, живой и невредимой, то есть вечного наследия учения и святости той же Церкви.

Верным Христу нельзя, таким образом, представлять себе, будто Церковь Христова есть ничто иное, как собрание – разделенное, но сохраняющее все же определенное единство – Церквей и церковных общин. Не могут они также и полагать, будто Церковь Христова ныне в действительности не существует нигде, и что она должна считаться лишь целью, к которой следует стремиться всем Церквам и церковным общинам" 3.

Эти выводы "Mysterium Ecclesiae" не были новы. В статье, опубликованной после Собора, но до издания декларации, Карл Ранер предугадал многие из мыслей и даже выражений, которыми воспользовалась потом Конгрегация вероучения. Он писал:

"Католическая Церковь не может считать себя одним из многих исторических проявлений, в которых является один и тот же Богочеловек Иисус Христос и которые Бог предлагает человеку на выбор. Напротив, она должна обязательно думать о себе как об одном и единственном присутствии одного Богочеловека в истории, имеющем, следовательно, фундаментальное отношение ко всем людям... По этой причине Католическая Церковь не может просто считать себя одной из многих христианских Церквей и общин, равноправных с ней... Не может Церковь и считать, что это единство лишь должно быть достигнуто в будущем, путем объединения христианских Церквей, а до той поры попросту не существует" 4.

К сожалению, публикация "Mysterium Ecclesiae" не достигла желаемого эффекта. Ее противники апеллировали к учению самого Собора, утверждая, что декларация содержит рестриктивное прочтение соборных текстов, в которых, якобы, между Церковью Христовой и Католической Церковью проводилось различие.

Именно это якобы имеющееся расхождение между соборными документами и декларацией "Mysterium Ecclesiae" я и хочу рассмотреть в своей работе. Публикация последних томов (включая Указатель) "Соборных деяний" ("Acta Synodalia") II Ватиканского Собора дает необходимые средства к подобному исследованию. Моя цель, таким образом, состоит не приведении полной экклесиологии и не в демонстрации преемства между доктриной последнего Собора и предшествующим ей учением. Не желаю я и включаться в богословскую полемику (поэтому я не стал приписывать обрисованную выше "альтернативную" экклесиологию кому-либо из конкретных теологов, хотя сделать это несложно). Вместо этого я надеюсь прояснить значение фрагментов догматической конституции "Lumen Gentium" и декрета "Unitatis Redintegratio", затрагивающих данный вопрос, пользуясь, когда это возможно, для установления точного смысла формулировок, вошедших в их окончательные тексты, "Соборными деяниями".

Ключ к пониманию вопроса – Relationes

Вероятно, будет уместно сказать сначала несколько слов об "Acta Synodalia". Они состоят из двадцати пяти томов, содержащих все документы Собора на разных стадиях их редакции, а также письменные и устные высказывания всех участников Собора, касающиеся его работы. Каждый из документов, изданных Собором, прошел через ряд вариантов-проектов. Проекты эти – schemata – были написаны специальными комиссиями, назначенными для этой цели. Когда комиссия завершала свой труд, schema представлялась отцам Собора одним из участвовавших в нем епископов. Представление это называется термином relatio; его цель – познакомить аудиторию с документом и объяснить епископам его смысл как единого целого, а также значение его отдельных частей. Таким образом, различные презентации – relationes – имеют ключевое значение для верной интерпретации данного документа. Без relatio точная интенция некоторых утверждений Собора может быть сокрыта от понимания.

Однако одного relatio недостаточно. Представленный документ должен был быть принят епископами в качестве рабочего текста для дискуссии. После этого участники Собора обсуждали каждый его раздел, готовя окончательную редакцию. Нередко поступали предложения исправить формулировку или даже целый фрагмент. Эти предложения, называющиеся modi, вносились в комиссию, ответственную за подготовку проекта, и либо принимались ею, либо отвергались. После того весь документ вновь представлялся епископам, а к нему прилагались официальные объяснения причин, по которым те или иные modi были приняты или отвергнуты. Эти объяснения, вместе с первыми и последующими relationes, необходимо учитывать для выявления окончательной интенции текста. К счастью, окончательные документы обычно достаточно ясны по смыслу. Прибегать к relationes и ответам на modi для адекватного их понимания не приходится. Но в нашем случае, поскольку формулировка окончательных документов приводит к различным их интерпретациям, мы вынуждены обратиться к этим источникам.

Спорное выражение – "...пребывает в..."

Возьмем сначала Догматическую конституцию о Церкви "Lumen Gentium", и, в частности, п. 8 (глава 1) этого документа, в котором находится спорное выражение "...пребывает в...".

Изначальный проект (schema) Конституции о Церкви был представлен Собору в 1962 году. В нем утверждалось, что Римская Католическая Церковь и Мистическое Тело Христово идентичны, и что только Римская Католическая Церковь должна именоваться, sola iure, Церковью 5. Касательно же принадлежащих к Церкви, релятор кардинал Франич допускал, что вопрос о членстве – в непрямом или аналогическом смысле – подлежит свободному обсуждению 6.

Этот проект епископы не приняли за основу. Его сочли чрезмерно рестриктивным, чрезмерно схоластическим и лишенным экуменического духа. Однако даже епископ Кристофер Батлер, высказавшийся против него, мог задать риторический вопрос: "Кто из них (желающих отвергнуть проект) станет отрицать, что Церковь, пребывающая в общении с наместником Христа, наследником Петра, есть Церковь, Христом основанная?" 7

Вторая schema была представлена епископам в 1963 году. Этот проект был принят в качестве рабочего для обсуждения и, после внесения поправок, стал Догматической конституцией "Lumen Gentium". П. 7 (глава 1) этого рабочего текста гласит:

"Сие святое Собрание учит и торжественно исповедует, что есть лишь одна Церковь Иисуса Христа... которую Спаситель после Своего Воскресения передал Петру с апостолами и их преемникам... Посему эта Церковь... есть Католическая Церковь, управляемая Римским Понтификом и епископами в общении с ним" 8.

Обратите внимание на то, что Церковь Христова и Католическая Церковь объявляются тождественными: "Посему эта Церковь... есть Католическая Церковь". Как и многое другое в изначальном проекте, это предложение было изменено. Текст с поправками был представлен епископам на 80-й генеральной ассамблее Собора 15 сентября 1964 года. Ему сопутствовало письменное relatio к каждому разделу (пункту). Бывший п. 7 стал п. 8, и этот номер сохраняется за ним и в окончательном тексте конституции "Lumen Gentium". Он гласил (и гласит до сих пор, поскольку больше исправлений в него не вносилось):

"Это и есть единственная (unica) Церковь Христова, которую мы исповедуем в Символе веры как единую, святую, кафолическую и апостольскую, которую Спаситель наш по воскресении Своём поручил пасти Петру... Эта Церковь, установленная и устроенная в мире сем как общество, пребывает в католической Церкви, управляемой преемником Петра и Епископами в общении с ним, хотя и вне ее состава обретаются многие начала освящения и истины, которые, будучи дарами, свойственными Церкви Христовой, побуждают к кафолическому единству" 9.

Заметим, что, помимо незначительных изменений, не затрагивающих нашу тему, вместо "есть" здесь сказано "пребывает в". Каково же значение этой поправки, и как следует понимать весь п. 8? Вот что говорит об этом приводящееся в "Acta" relatio.

"Из большого числа замечаний и возражений, внесенных епископами относительного этого параграфа (в том виде, в каком он был в рабочем проекте), явствует, что интенция и контекст данного раздела не всем были ясны.

Его интенция состоит в том, чтобы показать, что Церковь, чья глубокая и сокрытая природа описывается в нем и которая навечно объединена Христом и Его трудами, непосредственно обретается здесь, на земле, в Католической Церкви. Эта зримая Церковь раскрывает тайну – не лишенную теней до тех пор, пока она не будет всецело освещена, как Сам Господь через Свое "уничижение" пришел ко славе. Следовательно, надлежит избегать впечатления, будто Собор выставляет Церковь лишь как идеальную и нереальную.

Поэтому нами представлено более четкое деление, передающее следующие обстоятельства:

а) Тайна Церкви представлена и выражена в конкретном сообществе. Видимое собрание и духовный элемент это не две различные реальности, а единая, комплексная реальность, объемлющая божественное и человеческое, средство ко спасению и плод спасения. Это иллюстрируется аналогией со Словом Воплощенным.

б) Существует лишь одна (unica) Церковь, и здесь, на земле, она явлена как Католическая Церковь, хотя и вне ее имеются элементы "церковного" 10.

Вряд ли можно выразиться яснее. Согласно официальному разъяснению, 8-й пункт конституции "Lumen Gentium", по замыслу ее авторов, учит, что существует лишь одна-единственная Церковь Христа, и что Церковь эта непосредственно обретается в Католической Церкви. Любые платоновские идеи исключены. Конкретное сообщество и его духовная составляющая это не две различных реальности, а одна, комплексная: духовная реальность одновременно явлена и сокрыта в конкретном сообществе, подобно тому, как человечество Христа одновременно являло и скрывало божественность Слова.

Устное relatio всей первой главы "Lumen Gentium" кратко говорит о том же самом:

"Тайна Церкви не есть идеалистическое или нереальное творение, а существует в самом конкретном католическом сообществе, находящемся под руководством преемника Петра и епископов в общении с ним. Церквей не две, а лишь одна..." 11

Что же, перед лицом столь недвусмысленных заявлений, касающихся соотношения между Церковью Христа и Католической Церковью, можно сказать о замене слова "есть" на "пребывает в"? Официальное объяснение этому дано в письменном relatio:

"Был изменен ряд слов: вместо "есть" используется выражение "пребывает в", чтобы фраза лучше гармонировала с утверждением о церковных элементах, имеющихся вне [Католической Церкви]" 12.

Итак, причина, по которой "есть" заменили на "пребывает в", имеет технический характер. Собор желал избежать впечатления, будто в одном предложении он отрицает то, что утверждает в другом, а именно – что церковные элементы освящения и истины присутствуют и вне видимого сообщества Католической Церкви. Рассмотрим эту проблему ближе. Выражение "subsistere" и его формы имеются не только в нашем тексте – 8-м пункте "Lumen Gentium". В окончательных документах II Ватиканского Собора оно встречается пять раз, и было бы полезно изучить, как этот термин переводится в других местах 13.

1. В декрете об экуменизме, п. 4, читаем:

"This unity, we believe, dwells [живет] in the Catholic Church as something she can never lose..." ("Все христиане соберутся... в единстве единой и единственной Церкви... которое, как мы верим, неотъемлемо пребывает в Католической Церкви", по-латыни – "in Ecclesia catholica subsistere credimus") 14.

2. В декларации о религиозной свободе, п. 1, читаем:

"First, this sacred Synod professes its belief that God Himself has made known to mankind the way in which men are to serve Him, and thus be saved in Christ… We believe that this one true religion subsists [находится] in the catholic and apostolic Church" ("Священный Собор прежде всего исповедует, что Сам Бог открыл роду человеческому путь, на котором, служа Ему, люди могут спастись во Христе и достичь блаженства. Мы веруем, что эта единая истинная религия наличествует в католической и апостольской Церкви") 15.

3. В декларации об отношении Церкви к нехристианским религиям, п. 3, читаем:

"Upon the Moslems, too, the Church looks with esteem. They adore one God, living and enduring [являющийся вечным]" ("Церковь с уважением относится и к мусульманам, поклоняющимся Единому Богу, Живому и Сущему", лат. "viventem et subsistentem") 16.

4. В пастырской конституции "Gaudium et Spes", п. 10, читаем:

"What is this sense of sorrow, of evil, of death, which continues to exist [продолжает существовать] despite so much progress?" ("Каков смысл страдания, зла, смерти, которые продолжают существовать, несмотря на столь значительный прогресс?", лат. "Quinam est sensus doloris, mali, mortis quae… subsistere pergunt?") 17.

Пятый фрагмент я хотел бы оставить на потом. Глядя же на приведенные выше фразы, можно увидеть, что слово "subsistere" переводится в различном контексте как "жить", "находиться", "вечно быть", "существовать". В зависимости от наших предпочтений мы можем чуть по-разному понимать и текст 8-го пункта "Lumen Gentium". Он может выглядеть так:

Церковь (Христова)... живет в католической Церкви, управляемой преемником Петра.

Церковь (Христова)... находится в католической Церкви, управляемой преемником Петра.

Церковь (Христова)... вечно есть в католической Церкви, управляемой преемником Петра.

Церковь (Христова)... существует в католической Церкви, управляемой преемником Петра.

Важность возражений

Перед нами встает вопрос: какой из этих переводов лучше всего отражает ту интенцию, с которой писался текст LG:8 – а авторы, как мы помним, желали подчеркнуть, что Церковь Христова "непосредственно обретается здесь, на земле, в Католической Церкви"? Важность этого вопроса становится ясна, когда понимаешь, что тот же Собор в своем декрете о восточных Католических Церквах, промульгированном в тот же день, что и "Lumen Gentium", сказал не что мистическое Тело Христово пребывает в Католической Церкви, а – что Католическая Церковь и есть мистическое Тело Христово. Читаем в "Orientalium Ecclesiarum", п. 2: "Святая и Католическая Церковь, представляющая собою мистическое Тело Христово..." 18

Точный ответ на вопрос о значении и правильном переводе слов "subsistit in" может быть дан лишь по рассмотрении учения Собора об отношениях между Католической Церковью и "церковными элементами", присутствующими вне ее видимых границ, поскольку, согласно официальному объяснению, именно в связи с существованием этих церковных элементов выражение "пребывает в" было включено в текст. Следовательно, мы должны кратко взглянуть на декрет об экуменизме "Unitatis Redintegratio", в том числе на п. 3 этого документа. Он, в частности, гласит:

" В этой единой и единственной Церкви Божией уже с самого начала возникли известные разделения... В течение последующих веков явились более значительные разногласия, и немалое число общин отделилось от полного общения с Католической Церковью, иногда не без вины людей: и с той, и с другой стороны. Однако тех, кто рождается ныне в таких Общинах и исполняется веры во Христа, нельзя обвинять в грехе разделения, и Католическая Церковь приемлет их с братским уважением и любовью. Ибо те, кто верует во Христа и должным образом принял крещение, находятся в известном общении с Католической Церковью, пусть даже неполном...

Кроме того, некоторые из тех составных частей или благ, совокупностью которых созидается и оживотворяется сама Церковь – причем многие из них и весьма ценны – могут существовать (по-латински – exstare possunt, а не existere possunt) и вне зримой ограды Католической Церкви... Все это, исходя от Христа и приводя к Нему же, по праву принадлежит единственной Церкви Христовой" (лат. "Haec omnia, quae a Christo proveniunt et ad ipsum conducant, ad unicam Christi Ecclesiam iure pertinent".) 19

Перед тем, как быть представлен на окончательные голосования, этот раздел подвергся длительным дискуссиям, к нему вносилось много поправок. Большинство предложений были отвергнуты комиссией, ответственной за подготовку проекта документа. Причины, которая комиссия приводила в качестве обоснования своих решений, важны для понимания смысла текста.

Например, предлагалось, чтобы фраза "все это [церковные элементы и дары]... по праву принадлежит единственной Церкви Христовой" была дополнена словами: "и через нее подается всем, кто заблуждается в доброй совести". Они были отвергнуты, поскольку дары эти происходят от Самого Христа и поскольку "действительность и действенность многих таинств и прочих спасительных средств, и Церковь не может препятствовать им, поскольку они зависят не от воли и юрисдикции Церкви, а от спасительной воли Христа" 20.

Подтверждение понимания

Подобный ответ, как может показаться, означает, будто отделенные Церкви и общины действуют в качестве средств ко спасению самостоятельно, завися напрямую от Христа. Однако то, что подразумевалось иное, видно тут же из двух следующих ответов. Сказано, что: "Несомненно, Бог использует отделенные общины не как отделенные, а как наполненные вышеупомянутыми церковными элементами..." 21, а также, что "Необходимость общения с Католической Церковью для обретения благодати Христовой и спасения достаточно выражена во всем контексте (документа)" 22.

Из этих ответов, приводящихся в "Acta", можно заключить, что церковные элементы и спасительные средства, присутствующие в отделенных Церквах и общинах, наличествуют в них в той мере, в какой они едины с Католической Церковью. Эта истина подтверждается как "Lumen Gentium", так и "Unitatis Redintegratio". В "Lumen Gentium", п. 8, читаем, что эти элементы, "будучи дарами, свойственными Церкви Христовой, побуждают к кафолическому единству". Еще яснее гласит п. 3 декрета об экуменизме, в котором сказано, что действенность этих элементов и спасительных средств "исходит от той полноты благодати и истины, которая вверена Католической Церкви". Вставка слова "Католической" здесь играет проясняющую роль, позволяя избежать ложного различия между понятиями "Церковь Христова" и "Католическая Церковь". Важно также то, что оба глагола приведены в настоящем времени. Собор говорит не о "vestigia Ecclesiae" ("следах Церкви"), которое получили отделенные Церкви и общины и которое они теперь имеют как свой признак, поскольку некогда находились в полном общении с Католической Церковью. Напротив, элементы действуют здесь и сейчас потому, что они по праву принадлежат Церкви и в настоящее время черпают свою силу из богатства благодати, вверенного Католической Церкви. Иными словами, церковные элементы это элементы Католической Церкви, и ныне действующие в отделенных Церквах и общинах из-за их реального, хотя и неполного, единства с Католической Церковью.

Подобное понимание природы церковных элементов и их отношения к Католической Церковью подтверждается в декрете об экуменизме в отрывке, в котором находится обещанное нами к рассмотрению пятое употребление слова "subsistere". В п. 13 читаем:

"(Во время Реформации) от Римского Престола отделились некоторые общины: либо национальные, либо вероисповедные. Среди тех, в которых католические предания и устроения отчасти продолжают существовать (лат. "in quibus traditiones et structurae catholicae ex parte subsistere pergunt"), особое место занимает англиканское вероисповедание".

Таким образом, не только Церковь Христова пребывает в Католической Церкви, но и элементы Католической Церкви пребывают в отделенных Церквах и общинах. До этой степени, и по этой самой причине, они действуют как средства ко спасению, извлекая свою действенность из полноты благодати и истины, принадлежащей Католической Церкви. По этой причине можно сказать, что, если бы Католическая Церковь могла исчезнуть, католические элементы в отделенных Церквах и общинах лишились бы своей действенности, утратив источник, из которого она происходит здесь и сейчас. Именно по этой причине, я полагаю, епископ Шару, давая relatio к п. 14 "Lumen Gentium", утверждал, что Римская Католическая Церковь необходима для спасения 23.

Следующие из этого выводы

Итак, верно, что церковные элементы в отделенных Церквах и общинах действуют не из-за того, что Католическая Церковь дозволяет это в рамках своей юрисдикции. Но это, как правило, верно и в пределах зримой ограды самой Церкви. Даже подвергшийся суспензии (временному отстранению от исполнения своих обязанностей) архиепископ может служить действенным орудием Господа, но – как и отделенные Церкви и общины – это происходит не в силу существующего отделения, а лишь благодаря общению, сохраняющемуся у него, хотя и неполно, с Католической Церковью.

Любой, кто изучает труды св. Августина, не может не заметить, что учение II Ватиканского Собора о церковных элементах, существующих вне зримой ограды Католической Церкви, которое я попытался обрисовать, аналогично позиции святого по этому вопросу, которую он занял во время своего спора с донатистами. В трактате "О крещении" он писал:

"…Есть лишь одна Церковь, коя единственная по праву именуется Католической; и что бы ни принадлежало ей в тех общинах или различных сообществах, отделенных от нее, все, несомненно, благодаря тому, над чем ей, а не им, принадлежит власть по рождению" 24.

Если мне будет позволено подвести итог своего исследования и подвести его к завершению, следует сказать следующее.

1. Официальное relatio к п. 8 "Lumen Gentium" утверждает: в намерения авторов текста входило показать, что Церковь Христова конкретно присутствует здесь, на земле, в виде Католической Церкви.

Ответ комиссии на предложенную поправку в п. 3 декрета об экуменизме гласит, что декрет "ясно утверждает, что только Католическая Церковь является истинной Церковью Христовой" 25.

Епископы голосовали по окончательным проектам "Lumen Gentium" и "Unitatis Redintegratio" на фоне этого и многих других подобных объяснений. Сами документы, если интерпретировать их не произвольно и не вырывая цитат из контекста, свидетельствуют о ясном утверждении, что Церковь Христова и Католическая Церковь это не две различных реальности, а одна.

2. В них утверждается, что основателем этой единой и единственной Церкви является Сам Господь.

3. Сделанное в декларации "Mysterium Ecclesiae" заявление, согласно которому "католики обязаны исповедовать, что, по дару Божьей милости, они принадлежат к той Церкви, которую основал Христос...", это сжатое и вполне точное подтверждение намерения и учения Церкви, провозглашенного на II Ватиканском Соборе.

4. Элементы этой единственной Церкви присутствуют и вне ее видимых пределов и действуют как средства ко спасению в рамках отделенных Церквей и общин. Элементы эти принадлежат Церкви по праву, черпают свою действенность от Католической Церкви и являются силами, побуждающими к полному общению с Церковью.

5. Наличие этих католических элементов вне видимых пределов Церкви привело к созданию новой терминологии – впрочем, в действительности она не нова, поскольку факт этот заметил уже св. Августин. Эта терминология говорит о Церкви Христовой как пребывающей в Католической Церкви, и об элементах этой Католической Церкви как об имеющихся в отделенных христианских Церквах и общинах.

6. Отделенные Церкви и общины, несмотря на присутствие в них католических элементов, структурно ущербны. Ущербность эта приобретает большую или меньшую степень в зависимости от природы и объема их неполного общения с Католической Церковью. Объем такого общения также определяет их способность быть в большей или меньшей степени частичной реализацией единой и единственной Католической Церкви 26.

7. Присутствие католических элементов вне видимых пределов Церкви не может быть понято как означающее уменьшение этих элементов в самой Церкви.

Когда человек поставляется во епископа, элемент апостольства в Церкви не возрастает. Скорее можно сказать, что этот человек обретает участие в том, чем всецело обладает Церковь. Аналогично, когда он умирает, апостоличность Церкви на земле не уменьшается.

Так же обстоит дело и с католическими элементами в отделенных Церквах и общинах. Эти элементы нельзя уподобить кускам пирога, которые взяли и унесли на другую тарелку. Католическая Церковь Христова остается единой даже тогда, когда отделенные Церкви неполно участвуют в этом единстве. Ущербно то, что отделено – и в той степени, в которой имеет место отделение. Представлять себе иное значило бы понимать церковные элементы как материальные, а не как духовные реальности. Количество соединенных с Церковью может возрастать или уменьшаться; единство самой Церкви не возрастает и не уменьшается. То же – и с прочими церковными элементами.

Сказать можно гораздо больше

Уместна аналогия с тайной Евхаристии. Количество освященных Гостий в кивории никак не влияет на полноту Присутствия Господня. Он всецело присутствует в одной из них точно так же, как в сотне. Так же и Церковь: ее единство не возрастает – оно простирается на других, чтобы они могли в нем участвовать.

Сказать можно и должно гораздо больше. Я знаю, что недосказано многое. Необходимо описать то, как церковные элементы, присутствующие в отделенных Церквах и общинах, проявляются в богатстве форм и духовности, способных служить обогащению самой Католической Церкви. Многое следует заметить в контексте всего понятия Церкви как общения, еще больше – касательно Пресвятой Девы как Матери Единства. Никогда не будет слишком много сказано о значении Евхаристии. Но пока что, я надеюсь, моя цель достигнута. Согласно учению II Ватиканского Собора, Церковь Христова и Римская Католическая Церковь это одна и та же комплексная реальность.

1. Lumen Gentium, 8. назад

2. Unitatis Redintegratio, 3. назад

3. Mysterium Ecclesiae, 1. назад

4. K. Rahner, "Church, Churches and Religions" [К. Ранер. "Церковь, Церкви и религии"]. "Theological Investigations" X, Herder and Herder, New York, 1973, стр. 40-41. назад

5. "Acta Synodalia Sacrosancti Concilii Oecumenici Vaticani II", Typis Polyglotis Vaticanis, Рим, т. I, ч. 4, стр. 15. назад

6. Там же, стр. 122. назад

7. Там же, стр. 389. назад

8. Там же, т. II, ч. 1, стр. 219-220. "Docet autem Sacra Synodus et sollemniter profitetur non esse nisi unicam Jesu Christi Ecclesiam … Salvator post resurrectionem suam Petro et Apostolis eorumque successoribus tradiit… Haec igitur Ecclesia ...est Ecclesia Catholica, a Romano Pontifice et Episcopis in eius communione directa… назад

9. Там же, т. III, ч. 1, стр. 167-168. "Haec est unica Christi Ecclesia, quam in Symbolo unam, sanctam, catholicam et apostolicam profitemur, quam Salvator noster, post resurrectionem suam Petro pascendam tradidit, eique ac ceteris Apostolis diffundendam et regendam commisit, ... Haec Ecclesia, in hoc mundo ut societas constituta et ordinata, subsistit in Ecclesia catholica, a successore Petri et Episcopis in eius communione gubernata, licet extra eius compaginem elementa plura sanctificationis et veritatis inveniantur, quae ut dona Ecclesiae Christi propria, ad unitatem catholicam impellunt". назад

10. Там же, стр. 176. "Ex magno numero observationum et obiectionum, quae de hac paragrapho a Patribus prolatae sunt, patet intentionem et contextum huius articuli non omnibus fuisse perspicua.
Intentio autem est ostendere, Ecclesiam, cuius descripta est intima et arcana natura, qua cum Christo Eiusque opere in perpetuum unitur, his in terris concrete inveniri in Ecclesia catholica. Haec autem Ecclesia empirica mysterium revelat, sed non sine umbris, donec ad plenum lumen adducatur, sicut etiam Christus Dominus per exinanitionem ad gloriam pervenit. Ita praecavetur impressio ac si descriptio, quam Concilium de Ecclesia proponit, esset mere idealistica et irrealis.
Ideo magis dilucida subdivisio proponitur, in qua successive agitur de sequentibus:
a) Mysterium Ecclesiae adest et manifestatur in concreta societate. Coetus autem visibilis et elementum spirituale non sunt duae res, sed una realitas complexa, complectens divina et humana, media salutis et fructus salutis. Quod per analogiam cum Verbo incarnato illustratur.
b) Ecclesia est unica, et his in terris adest in Ecclesia catholica, licet extra eam inveniantur elementa ecclesialia". назад

11. Там же, стр. 180. "Mysterium Ecclesiae tamen non est figmentum idealisticum aut irreale, sed existit in ipsa societate concreta catholica, sub ductu successoris Petri et Episcoporum in eius communione. Non duae sunt ecclesiae, sed una tantum...." назад

12. Там же, стр. 177. "Quaedam verba mutantur: loco 'est' dicitur 'subsistit in' ut expressio melius concordet cum affirmatione de elementis ecclesialibus quae alibi adsunt." назад

13. В английском тексте – по: "Documents of Vatican II", Walter M. Abbott, S.J., America Press, New York. В русском переводе – по: "Документы II Ватиканского собора". Москва: Паолине, 1998 г. Пер. Андрея Коваля. назад

14. Abbot, стр. 348; Коваль, стр. 149. назад

15. Abbot, стр. 676-677; Коваль, стр. 284. назад

16. Abbot, стр. 663; Коваль, стр. 235. назад

17. Abbot, стр. 208; Коваль, стр. 385. назад

18. "Sancta et catholica Ecclesia, quae est Corpus Christi Mysticum…" назад

19. Выделенные в тексте слова имеют свою историю. Их не было ни в первоначальном проекте, ни в принятых поправках, ставившихся на голосование епископов по главам. 19 ноября 1964 года Перикл Феличи, генеральный секретарь Собора, объявил, что на следующий день пройдет голосование по всему окончательному тексту. В качестве подготовки к нему была роздана печатная версия текста. В ней имелось 19 поправок, "внесенных Секретариатом по христианскому единству, который таким образом принял предложения доброй воли, выраженные свыше" ("Acta", т. III, ч. 8, стр. 422). Феличи перечислил эти поправки. Они были на самом деле предложены Папой Павлом VI и приняты Секретариатом по христианскому единству, ответственным за подготовку проекта декрета об экуменизме. Епископы одобрили их во время окончательного голосования, прошедшего 20 ноября (ср.: Там же, стр. 553 и 636-637).
Феличи называл эти дополнения, внесенные в последний момент, "проясняющими"; таковы они и были. Они объясняют те моменты текста, которые иначе, без внимательного чтения "Acta", были бы непонятны. назад

20. "Acta", т. III, ч. 7, стр. 33. "…bona enumerata ab ipso Christo in fratres separatos derivantur; … validitas et efficacia plurium sacramentorum et aliorum mediorum salutis ab Ecclesia impediri nequeunt, cum non a voluntate et iurisdictione Ecclesiae, sed a voluntate salvifica Christi pendeant." назад

21. Там же, стр. 35. "Deus procul dubio utitur ipsis Communitatibus seiunctis, non quidem qua seiunctis, sed qua informatis praedictis elementis ecclesialibus, ad conferendam credentibus gratiam salutarem." назад

22. Там же, стр. 35. "Necessitas communionis cum Ecclesia catholica ad gratiam Christi et salutem obtinendam sufficienter indicatur in toto contextu." назад

23. "Acta", т. III, ч. 1, стр. 202. Позднее он утверждал, что relatio сохраняет свое значение, и повторил процитированное замечание (Там же, стр. 467). назад

24. Св. Августин. "О крещении". An Augustine Reader, ed. by John J. O'Meara, Doubleday, Image, Garden City, N.Y., 1973, p. 220. Эта тема часто встречается у св. Августина. О том, что церковные элементы по праву принадлежат Католической Церкви, ср. "In Johannem", VI, 15-16. назад

25. "Acta", т. III, ч. 7, стр. 12. "Postea clare affirmatur solam Ecclesiam catholicam esse veram Ecclesiam Christi." назад

26. Именно в этом смысле следует понимать следующее утверждение: "In his coetibus unica Christi Ecclesia, quasi tamquam in Ecclesiis particularibus, quamvis imperfecte, praesens et mediantibus elementis ecclesiasticis aliquo modo actuosa est" ("Acta", т. III, ч. 2, стр. 335). назад

Поделиться:


Проголосуйте за или против, воспользовавшись аккаунтом одной из социальных сетей или почтовых служб.